Чтобы все вернулись в хорошем настроении.
«Минская школа сегодня», №7 (178), июль/2017

Летний палаточный лагерь — прекрасный вариант внеучебной работы с детьми разных возрастов, который, вопреки расхожему мнению, не утратил актуальности. Впрочем, качественный, насыщенный отдых можно организовать лишь в том случае, если будет проведена тщательная подготовка. Об этом мы и поговорили с педагогом дополнительного образования центра «Маяк», работающим в отделе технического творчества и спорта (объединение по интересам «Айкидо») и в отделе декоративно-прикладного творчества (образцовая студия декоративно-прикладного творчества «Художественная керамика»), педагогом года дополнительного образования детей и молодёжи (2016) Максимом Колтыгиным.

— Максим Валерьевич, как давно Вы занимаетесь организацией палаточных лагерей? Что побудило к этому?

— Наш центр дополнительного образования «Маяк» Ленинского района г.Минска занимается организацией палаточных лагерей уже более 10 лет, я — чуть меньше, около семи лет. Первые два года был воспитателем, накапливал опыт, затем стал начальником лагеря «Пилигрим». Моя жизнь связана с туризмом давно. В г. Бобруйске, где прошло моё детство, занимался в школьном кружке горного туризма под руководством замечательного учителя Леонида Дмитриевича Руновича. Для меня он был и остаётся непререкаемым авторитетом в этой области, он всему меня научил: как разжигать костёр одной спичкой, вязать узлы «пяткой левой ноги с закрытыми глазами», готовить еду, ставить палатки. Тогда туристское снаряжение мы часто делали сами. Например, свой станковый рюкзак раскроил и сшил из старой палатки (мне тогда было лет 12), каркас склепал из старой раскладушки, лямки сделал из солдатского ремня. На городском туристическом слёте я и капитан нашей старшей группы в конкурсе самодельного снаряжения заняли 1-е место, за которое каждому дали по большому алюминиевому котелку, и он до сих пор мне служит.

— Насколько это хлопотное дело? Что посоветуете тем, кто впервые возьмётся за него?

— Организация лагеря — очень ответственное дело. Во-первых, нужно подготовить для открытия всю необходимую документацию: приказы, разрешения, договоры и т.д. Не меньше бумаг нужно написать и для закрытия. Первые два года было непросто, множество бумаг приходилось переписывать.

Тем, кто впервые берётся за это дело, посоветовал бы обратить внимание в первую очередь на снаряжение: групповое и индивидуальное. От его качества и умения им пользоваться зависит 70–90 % успеха. Каждому участнику я раздаю памятку-список индивидуального снаряжения, в которой жирным шрифтом выделено то, что нужно взять обязательно. Это коврик, спальник, фонарик, тёплая одежда, хорошая обувь, дождевик. Предметы досуга, крем от загара, нитки с иголкой, прищепки — желательно иметь, но без этого можно обойтись. С групповым снаряжением несколько сложнее. Когда я начал заниматься лагерем, у нас были старые рваные палатки и тент, которые текли в дождь. Но благодаря пониманию со стороны нашего директора, Елены Михайловны Михайлиди, нам удалось постепенно обновить его. Теперь у нас семь новых четырёхместных палаток и три групповых тента.

Именно так, постепенно, методом проб и ошибок накапливается опыт и снаряжение. Главное — не сдаваться! Начатое дело стоит того, чтобы им заниматься!

— У вас есть постоянное «место обитания»? И далеко ли это от Минска? Как выбиралось место стоянки, что учитывалось?

— Маршрут нашего передвижного лагеря проходит в Столбцовском районе, возле реки Нёман, на родине Якуба Колоса. Мне он достался «по наследству», выбирать не приходилось, но мы им довольны.Заливные луга и лес, рядом река — всё очень гармонично. Особенно живописно на местности во время заката и на рассвете! Отдельно хочется поблагодарить администрацию этого района, председателя Юрия ? Горлова, его заместителя Сергея Евгеньевича Шестеля за то, что уже не первый год они дают нам возможность организовывать лагеря в их районе и оздоравливать детей. Мне кажется, что лучше будет с отчествами!

— Кто помогает Вам в создании лагеря, какими принципами руководствуетесь, создавая коллектив? Вы как-то подбираете участников? Можете ли кому-то отказать?

— Набирая детей в первую очередь отдаю предпочтение тем, кто занимается у меня в объединениях «Айкидо» или образцовой студии «Художественная керамика»: в течение года я могу присмотреться к ребёнку. Поэтому, когда в лагерь просят записать ребёнка, которого не знаю, то прежде всего спрашиваю, чем он интересуется, занимается ли спортом, какая у него группа здоровья. С детьми, которых не знаешь, сложнее: они могут оказаться прекрасными ребятами, а могут доставить столько хлопот.

— Есть ли у Вас помощники-педагоги? Обязанности в лагере как-то распределяются? Ребята могут назначаться ответственными за что-то?

— С педагогами также не всё так просто. Хорошо, когда педагог универсален (и швец, и жнец, и на дуде игрец),и он на своём месте. Тогда ему не нужно диктовать каждый шаг. Когда собирается такой коллектив, это не работа — праздник! Тогда не возникает никаких разногласий, всё делается быстро, чётко, «взаимопонятно и взаимозаменяемо».

— Что помогает поддерживать дисциплину? Что позволительно, а чего категорически нельзя? Как Вы инструктируете детей?

— В самом начале и в течение всей смены я провожу инструктаж, как вести себя в палатке, говорю о правилах пожарной безопасности, дорожного движения, показываю и рассказываю, как правильно рубить дрова, спасаться от клещей, как купаться, как вести себя во время грозы. Это по телевизору, сидя на диване, просто путешествовать, здесь всё иначе. Я вешаю специальные информационные листки и листки с планами на этот и следующий день.

Из категорических запретов есть только несколько: нельзя покидать территорию лагеря, заходить в воду (и выходить!) без разрешения, сквернословить, играть в карты, употреблять алкоголь и «энергетические напитки». Наказаний у нас нет, есть только «почётная обязанность» по мытью котлов. Если уже ничто не помогает, то виновному грозит депортация «на Родину», но такое бывает очень редко, в основном со всеми находим общий язык.

— К чему нужно быть готовым? Как вести себя в непогоду, как защитить костёр? Как его развести, если сыро?

— Нужно быть готовым ко всему. Дрова собираем заранее, укрываем их от дождя, чтобы были сухими. Чтобы развести костёр, нужно брать не всё, что подвернётся под руку. А пользоваться бумагой считается дурным тоном! Идеальный вариант — найти ель, собрать в толстый плотный пучок тонкие отмершие нижние веточки (они даже в сильный дождь сухие) или отыскать засохший можжевельник или сосну. Разжигать нужно со стороны ветра и быстро подкладыватьтонкие сухие веточки вперемешку с более толстыми, постепенно увеличивая их размер. Хорошо, когда в запасе есть кусок оргстекла, стеариновая свеча или тюбик клея, но это может понадобиться лишь тогда, когда дрова совсем сырые или сильный ветер.

— Каких принципов придерживаетесь при организации пространства лагеря?

— Когда ставим палатки, то не ближе 20 метров от костра, расстояние между палатками и до ближайшего дерева —2 метра. Важно также, чтобы они не перекрывали движение по лагерю, чтобы дети не спотыкались о растяжки.

— Чему можно научиться за 10 дней?

— За это время можно научиться многому. Было бы желание. В этом году я хочу провести целенаправленное обучение детей тому, как правильно рубить дрова, вязать основные узлы, разжигать костёр, ориентироваться на местности с помощью карты и компаса со сдачей индивидуального зачёта.

— Каковы правила приготовления пищи? Дети участвуют в этом процессе? Как хранить продукты? Как жить без холодильника?!

— Правила приготовления пищи такие: «Все на три метра от костра!» Когда готовится еда, то возле котелков должны быть только повар и один костровой. А в остальном участие детей в жизнеобеспечении лагеря постоянно: заготовка дров, пополнение запаса воды, помощь на кухне, мытьё посуды и котлов, уборка территории. Продукты храним в отдельной палатке, есть сумка-холодильник. Но скоропортящиеся продукты обычно съедаем в тот же день, когда их купили.

— За всеми нужен глаз да глаз? Или всё-таки доверие тоже должно присутствовать?

— Доверяй, но проверяй (вернее: не доверяй никому!) Если даёшь какое-либо задание, то назначаешь ответственного, который должен отчитаться о его выполнении. Постоянный контроль нужен во всём: как понял, как сделал. Есть хороший метод: повтори, как понял. Бывает, ребёнок начинает проговаривать то, что «он понял», и выходит, что он понял всё в точности наоборот.

— Имеются ли какие-то особенные требования к экипировке?

— Как я уже говорил, главный вопрос, касающийся таких несложных походов — это экипировка: дождевик, сменная одежда и обувь. Важно наличие элементарных вещей и навыков их использования в нужный момент. Например, начинается дождь, а кто-то ходит в одной майке. Спрашиваешь: «Ветровка есть?» — «Есть!» — «А дождевик?» — «Тоже есть!» — «Где лежит?» — «В палатке!» — «Почему мокнешь, не надеваешь?» — молчит. То есть у него ещё не возникла связь: вроде начался дождь, нужно как-то укрыться, а что делать для этого он ещё не знает, а нужное снаряжение лежит в рюкзаке. Так оно может пролежать до конца смены нетронутым. Бывало, что люди так и замерзали в горах, хотя у них был полный рюкзак вещей.

Я до сих пор помню один случай, который произошёл со мной. Это было поздней осенью, в «межсезонье». Мне было лет 11–12. Я с товарищем участвовал в пешем многодневном походе, организованном другим клубом в районе Нарочанских озёр. Мы прошли уже весь маршрут и недалеко от озера Нарочь погрузились в рейсовый автобус, который должен был отвезти нас обратно, к началу маршрута. Было довольно холодно, ноги промокли, согреться не удавалось. И тут я вспомнил! По списку в комплект индивидуального снаряжения входят запасные войлочные стельки и тёплые носки! Я быстро полез в рюкзак, достал всё это, поменял стельки в ботинках, носки и вот без преувеличения могу сказать: теперь я знаю, что такое настоящее счастье. Для него на самом деле не так уж много и надо!

— Практикуете ли какие-то радиальные походы для знакомства с окрестностями?Есть какие-то ритуалы и традиции?

— Традиционно мы проводим:

уборку территории под кодовым названием «Операция чистый берег и чистый лес»;

конкурс «Фантик» — это хороший способ сократить количество разбросанных бумажек на квадратный километр, победитель получает хороший приз;

туристический конкурс с параллельными верёвками, поиском зарытого клада, решением задач, ориентированием, разжиганием костра на время и т.д. (в конце смены).

Также жарим шашлыки (ну, это просто праздник живота!), делаем походную баню (чтобы родители детей узнали). Наверное, самое интересное — это посещение дома-музеяЯкубаКолоса — «Мемориального музея-усадьбы «Акинчицы». Есть ещё два музея — хутор Альбуть и дом возле посёлка Миколаевщина. Начинается наше путешествие с «форсирования» Нёмана. Раздеваемся, переходим вброд реку, затем опять одеваемся. Идём «партизанскими тропами» напрямик, через заливные луга с травой выше головы и кусты, чтобы сократить путь, так как если идти по трассе, то получится километров 15–20 в одну сторону. А так — километров 5–7. Один раз, чтобы усложнить задачу, мы делали переноску пострадавшего на самодельных носилках. «Пострадавшими» были все по очереди, и неизвестно ещё, кому было тяжелее: тому, кто несёт, или тому, кого несут. В музее нас ждёт замечательный экскурсовод Софья Петровна Мицкевич, родственница поэта. Это именно благодаря ей мы узнали, как выглядели стеклянные мухоловки, «миксеры» и «холодильники» в прошлом веке. И каждый раз мы узнаём что-то новое!

Главная цель — это детский отдых. Как его организуете? В Вашем лагере по идее должна присутствовать и творческая, и спортивная составляющая? У детей уйма свободного времени: как распланировать день? В чём, по-Вашему, всё-таки главное преимущество и достоинство такого вида летнего отдыха детей?

Программа минимум — чтобы все вернулись без травм, здоровыми, в хорошем настроении. Основные направления у нас в лагере физкультурно-спортивное и оздоровительное. Подъём в 8.00, зарядка, обязательная для всех без исключения. Днём до обеда или ближе к вечеру — тренировка: общая физическая подготовка, работа с палкой, парные упражнения, подвижные или спортивные игры. В ней участвуют все, кроме дежурного и больных-хромых. Кроме этого, мы проводим игры и соревнования по футболу, пионерболу, водному поло, дартсу. Есть интересные подвижные игры, в которые можно играть только на природе, например «Казаки-разбойники», национальная японская игра «Затойчи» (это я придумал такое название, аутентичное — «Застука») и другие. Конкурсы, в которых дети могут проявить себя с другой стороны: спеть песню, рассказать стихотворение, станцевать, показать театральную инсценировку, нарисовать, слепить и т.д. В этом году мы готовим мастер-класс по рисованию и запуск большого воздушного змея.

И это всё происходит вперемешку с купаниями, сбором дров, заготовкой воды — свободного времени у детей практически нет. У нас есть «2 тихих часа для воспитателей» после обеда, когда все отдыхают, занимаются своими делами, но не больше. И в этом отличие этого лагеря от других оздоровительных, где дети живут в корпусах, а кушать ходят в столовую: у нас более интенсивный ритм жизни, нужно постоянно двигаться, «держать руку на пульсе». Книги, шахматы, шашки, другие настольные игры — всё это может пригодиться тогда, когда из-за дождя ничем другим не заняться.

— Что нужно помнить при пользовании открытыми водоёмами?

— При купании мы постоянно контролируем детей, пересчитываем несколько раз. Я беру с собой свисток и спасательный жилет. Вход в воду и выход — только по команде! В первые дни купаемся чуть-чуть, для закаливания организма. То же самое и с загораниями! Мы купаемся в месте брода, где дно ровное и вода не выше пояса.

— Как городские дети реагируют на дикую природу? Лагерь можно назвать школой экологического просвещения? Какие открытия возможны для Ваших подопечных?

Когда городские дети оказываются на природе, то испытывают определённый стресс: всё другое, другие запахи, воздух, вода, звуки. В первый день у нас отбой не в 10, а в 11, чтобы они могли успокоиться. Это другая планета, всё не так, как в городе. Я не задавался вопросом, какие выводы ребята из всего этого делают. Но, думаю, собрав не один мешок 60-литровых пакетов чужого мусора, они задумаются когда-нибудь над тем, что нужно убирать за собой после отдыха на природе.

— Какие-то необычные эпизоды случались? Муравьи, ужи, ежи не докучают? Что с рассветами и закатами? А музыкой и песнями? Чувство юмора приветствуется?

— Всех ужей и ежей дети уже «съели». Отдельных, именно весёлых случаев я вспомнить сейчас не могу. Вернее, случаи были, но о них чаще всего можно сказать одно — не знаешь, плакать или смеяться. Вот, например. Мы проводим каждый раз конкурс «Фантик». Ну, понятно, основная его цель — поддержание порядка в лагере, а иначе от этих бумажек просто некуда будет деться. Замечательный конкурс! И вот однажды, когда мы подводили итоги, бабушка одного мальчика (у него была лёгкая степень ДЦП, и она его сопровождала) достаёт из палатки рюкзак доверху набитый фантиками. Она с внуком собирала их целый год, чтобы выиграть в этом конкурсе. Все остальные участники были в шоке и полностью деморализованы. Что делать, как в этой ситуации поступить? С одной стороны, они нарушили правила. Нам не нужны чужие фантики, своих хватает, а с другой — надо было как-то поощрить такой «фантикатизм». Поэтому ребёнок получил 1-е место вне конкурса и банку тушёнки, а банку сгущёнки и 1-е место за конкурс получил парень «честно» собиравший местные фантики. Но это ещё не всё! На следующий год подвиг бабушки решил повторить мой средний сын. Ну ладно, собрал бы себе и собрал, но у него ведь хватило ума похвастаться об этом остальным в самом начале смены. Другие участники опять «деморализованы», конкурс под угрозой срыва. Что делать? Пришлось тайком залезть к нему в палатку и выкрасть этот мешок. Все опять успокоились, конкурс продолжился, а мешок этот я ему обратно подсунул в конце смены.

Жизнь в палаточном лагере — это натянутая струна. Борьба с собой, работа над собой, преодоление себя, своей лени. Миску мыть лень, а нужно. Дрова собирать лень—а надо! Порядок в палатке наводить не хочется, а приходится! Вспоминаются отдельные эпизоды, как дети вели себя в сложной ситуации, как проявили свой характер. Например, как в туристическом конкурсе несли более слабого участника на плечах, как шли по колено, по пояс в воде в поисках брода на тот берег Нёмана, и никто не пищал. Это был тот единственный год, когда мы так и не смогли попасть в дом-музей, слишком высокая была вода в реке и по всей пойме. Можно сказать, что вся жизнь в палаточном лагере — это сплошной воспитательный процесс. Начиная с жизни маленького коллектива в палатке: нужно научиться жить вместе, притереться друг к другу. Дети получают реальные практические навыки выживания, знакомятся с историей, которую можно потрогать руками. Например, возле деревни Новый Свержень есть старое еврейское кладбище с каменной оградой, на котором захоронено около 1000 растрелянных в годы войны жителей из Мирского гетто, там стоит памятник. Это место почему-то нигде на картах не обозначено, как будто его нет. В самой деревне рядом стоят костёл и церковь XVI века, старая каменная мельница. О музеях в Альбути, Акинчицах и Смольне мы уже говорили. Дети начинают глубже понимать то, что изучают в учебнике по белорусской литературе, знания становятся объёмнее.

По сравнению со стационарными лагерями здесь больше свободы, больше обязанностей и ответственности, то есть того, что и нужно подросткам.